Сочинение «ал-Хидайа» Бурхан ад-Дина ал-Маргинани

     Сочинение «ал-Хидайа» Бурхан ад-Дина ал-Маргинани (1123-1197), посвященное детальному изложению правил мусульманского права согласно ханафитской школе, было широко известно в татарской среде в XVIII-XIX веках. Можно сказать, что эта книга была частью образовательного канона, сложившегося в татарских медресе в этот период времени. Немало списков этого важнейшего произведения хранится в Научной библиотеке Казанского федерального университета. Примечательным во многих отношениях стоит признать один список сочинения «ал-Хидайа», хранящийся под шифром 9а.

     Перед нами объемная рукопись в кожаном переплете с тиснением, выдающим его среднеазиатское происхождение. Текст рукописи сохранился не полностью – последние несколько листов были добавлены, а текст восстановлен по другому списку при реставрации в Бухаре в середине XIX века. 

     Персоязычная среда Бухары проступает через те страницы, что отражают процесс реставрации. Например, персидский стих на 6-ом снимке служит оправданием за ошибки в почерке.

Прямую связь с персидской ученой средой обнаруживает и приписка на 10-ом снимке, в которой татарский переписчик приводит сведения, услышанные им (сами‘ту) от своего учителя Фахр ад-Дина ал-Кашани (Кашан – город под Исфаханом в Иране).

       На 4-ом снимке в нашей копии мы видим хронограмму на персидском языке, предлагающую читателям «разгадать» дату смерти автора «ал-Хидайа» по числовому значению букв в слове «нан». Здесь же приводится объяснение того, какая же дата получается (593 год по хиджре).  

     Этот интерес к биографическим сведениям подтверждается короткой арабской справкой на 12-ом снимке, приведенной татарским переписчиком из знаменитого справочника «Кашф аз-зунун» Хаджи-Халифы.

     Этот интерес к био-библиографической информации в татарской среде середины и второй половины XIX века далеко не случаен. Дело в том, что ближе к рубежу XIX-XX вв. мы наблюдаем всплеск автобиографических форм письма (дневники, автобиографии, мемуары), а также развитие оригинальной биографической литературы, посвященной выдающимся людям из числа мусульман России. Биографические данные из книги Хаджи-Халифы были бы бесполезны для человека, интересовавшегося лишь содержанием сочинения «ал-Хидайа». К тому времени в богословской среде мусульман Поволжья ханафитский мазхаб все чаще оказывался под огнем критики приверженцев иджтихада, правового метода за рамками традиционных правовых школ. Приобретать старинную рукопись, заказывать ее реставрацию и привозить домой было бы слишком хлопотным занятием для книги, текст которой уже неоднократно издавался в Казани и был слишком хорошо известен по многочисленным рукописным спискам. Это значит, что рукопись была оценена по ее главному достоинству – древности бумаги и письма, то есть книги как материального объекта. В свою очередь этот вывод предполагает, что в Бухаре в середине XIX в. были специалисты-книжники, способные отличить в общем потоке особо ценные древние рукописи. Иными словами, речь идет о бытовании особой культуры антикварного отношения к книжности, выходящего далеко за пределы практического использования правовых текстов в образовании и богословских диспутах. Культура эта обнаруживает себя в доколониальную эпоху и не имеет явных признаков европейского влияния.

     Еще одним доводом относительно слабой актуальности текста рукописи в татарской среде того времени является еще одна особенность – почти все комментарии на полях (хашийа) относятся ко времени создания рукописи либо чуть позднее.  Пояснительный аппарат классического текста не обновлялся с XIV-XV века и никак не мог быть актуальным для активных богословских дискуссий середины XIX в. Если бы нового владельца интересовало содержание, он бы предпочел список с более современными комментариями. Основным инструментом потребления исламской литературы в Бухаре середины XIX века были комментарии на классические тексты. Это значит, что скорее всего студенты медресе должны были знакомиться с традицией комментариев на сочинение ал-Маргинани, встраивавших его в современную систему знаний. Для татарского студента, заказавшего реставрацию древней рукописи, важнее было получить основу оригинального текста без позднейших влияний. Как объяснить такое явление? Ахмад аш-Шамси пишет о популярности среди мусульманских реформаторов рубежа XIX-XX вв. классических авторов, чье наследие было забыто более поздней «схоластической» традицией. В случае с нашей рукописью мы видим, что дело обстоит несколько сложнее: ал-Маргинани сложно назвать забытым автором, его текст оказался в самом центре активной комментаторской деятельности на протяжении многих веков. Аналогичное явление характерно и для Дагестана того же времени: сочинение «Минхадж ат-талибин» ан-Навави рассматривалось через призму его позднейших комментариев, в то время как списки собственно сочинения ан-Навави были редкостью. Древняя рукопись «ал-Хидайа» была ценной близостью к первоначальному тексту и могла вполне использоваться в качестве аргумента в обсуждении тонкостей ханафитского права (заметки внутри рукописи говорят о том, что владелец читал ее). Можно предположить, что интерес к древнему тексту был проявлением иджтихада внутри правовой школы через апелляцию к первоначальному тексту минуя поздние комментарии.

     Нередко на рукописях, происходивших из крупных частных собраний, оставляли порядковый номер. Так, в нашей рукописи на 6-ом снимке мы видим указание на номер 627 – очевидно, под этим порядковым номером книгах хранилась в прежней коллекции. Какой именно, установить сложно, поскольку рукопись обнаруживает целый ряд владельческих записей. Давайте проследим ее историю.

     Судя по восточной бумаге, использованной в книге, а также по особенностям написания отдельных букв, мы полагаем, что рукопись была создана на Ближнем Востоке, возможно в историческом Ираке, не позднее XIV века. Судя по среднеазиатской бумаге первых листов реставрации, книга была подновлена в Бухаре в середине XIX в., в среде татарских студентов. На 14-ом снимке мы видим владельческую запись рукой татарина, по чьему заказу, скорее всего была выполнена реставрация: «Перешло во владение муллы Шах-Ахмада б. Байазид ал-мархум. Номер 45-й в тетради (дәфтәрдә)». Кроме того, в начале и в конце рукописи имеются оттиски личной печати того же владельца. Он был явно заинтересован в том, чтобы подчеркнуть свою собственность этой редкой книги. 

Согласно сведениям Ризы Фахреддинова, Ахмад-Шах б. Баязид учился в Бухаре у дамуллы Хасана б. Хал, учителя целой плеяды татарских богословов, включая Тадж ад-Дина б. Башира и ‘Абдуллы б. ‘Абд ал-Гаффара ал-Казани. 

В дальнейшем эта рукопись попала в Центральную Мусульманскую библиотеку в Казани, а оттуда уже в библиотеку Казанского университета.

Посмотреть всю книгу, ознакомиться с комментариями и оставить свои вы всегда можете здесь:

«Ал-Хидайа» Бурхан ад-Дина ал-Маргинани